27 Май, 2017

Музыка и моделирование

Этюды

“Мир третьей реальности – яркий и бесплотный – уже давно существует рядом с нами. Сфера его влияния простирается от простой секретарской работы до создания новых форм культуры, способов организации жизни. Сегодня с помощью компьютера, цифровой технологии человек получил возможность творить и моделировать целый мир, подобно платоновскому Демиургу оживлять бесконечное пространство, именуемое виртуальным, и населять его невероятными трехмерными персонажами.
Третья реальность все больше и больше внедряется в нашу вялотекущую жизнь, сбивая ее с накатанных рельсов.
Как помочь человеку, весьма далекому от цифровых систем, приоткрыть завесу тайны, окутавшую мир Третьей реальности? Как показать ему, что эта реальность способна сделать жизнь более насыщенной, найти точки соприкосновения общих интересов родителей и детей, давно уже живущих в удивительном мире компьютерных игр?
Существует много путей, и не один из них нельзя назвать лучшим…

Эти вступительные слова были произнесены на открытии одного из международных конкурсов компьютерной графики, который много лет проводился в Москве, и в котором мне несколько раз удалось участвовать  (кстати говоря, неплохо было бы провести подобный фестиваль и в Минске). Да, путей действительно много, я же предложил свой – совершенствовать технику моделирования, исполняя этюды, часто меняя темы и каждый раз усложняя задачи. Вот и сегодня этюд будет непростым – я попытаюсь смоделировать музыку…

I. Музыка, ландшафты и культура.

Некоторое время назад мне посчастливилось участвовать в одном очень интересном  проекте, организованном ЮНЕСКО. Задачами проекта были подбор и каталогизация данных по древним архитектурным сооружениям, народным ремеслам, фольклору, искусству и музыкальным традициям. Наша группа участников проекта побывала в разных странах, близких и дальних, производила видео и фото съемки, записывала музыкальные фрагменты, исполненные на различных народных инструментах. Затем весь материал оцифровывался (аудио, видео, фото), при необходимости создавались трехмерные модели архитектурных памятников, если была необходима некая экстраполяция в отдельных случаях, а затем весь материал отсылался в Париж, где находится штаб-квартира ЮНЕСКО для вечного хранения и дальнейшего исследования.

Мне навсегда запомнился один день, вернее фрагмент дня, очень яркое мгновение, которое не знаю, сколько длилось, но  это было похоже на наваждение, а возможно это просто был момент истины…
Это событие произошло в горах Центральной Азии, где мы знакомились с горными селениями, расположенными вдоль тропы Македонского (так и называется!). Именно отсюда Македонский со своим войском продолжил свой путь в Индию, оставив в этих горах раненых генералов вместе с их слугами и свитой, которые так здесь и прижились, оставив после себя, в результате ассимиляции с коренным народом, многочисленное потомство, которое и живет в этих местах по сей день.

Закончив работу, мы на закате дня стали спускаться в долину, сделав очередной привал на высоте пятьсот-шестьсот метров. Сказать, что вокруг было красиво, значит, ничего не сказать. Огромное красное солнце, заходящее за дальнюю горную гряду, шум ветра, едва уловимый запах горной полыни и очень близкое небо, на котором уже загорались первые блестящие звезды. Тихо.
А потом я услышал мелодию, далекую, негромкую. Кто-то неведомый играл красивую, очень лаконичную мелодию на народном духовом инструменте, звуки которого невозможно спутать со звуками никакого другого музыкального инструмента. И, вот это сочетание ландшафта, ветра, запаха полыни, близкого космоса и необычной, далекой мелодии вдруг привнесло в моё мироощущение чувство абсолютной Гармонии. Ничего нельзя было прибавить к этому моменту и ничего нельзя было у него не отнять. Всё именно так и должно быть. Всегда.

И удивительно, но ситуация проявилась в таком виде именно после того, как я услышал мелодию, которая как будто стала последним штрихом в общей картине Мира. И картина эта была Музыкой. Хорошо помню, о чем я тогда подумал. Истина все-таки лежит вне человеческих понятий и человеческих путей. Но это значит лишь, что человеку уготована несравненно более великая участь, чем-то, что может быть постигнуто мыслью, ограничивающей бесконечность жизни в конечных понятиях. Чувствуешь всегда больше, чем можешь сказать или осмыслить. К примеру,  о музыке невозможно рассказывать, ее надо чувствовать и слышать и, возможно, нужно устранить шум слов, чтобы сделать слышимым вечный напев мирового хора.  И конечно, музыка это не просто часть культуры – это Культура и есть, вобравшая в себя и природу и погоду,  обычаи и историю той местности и того этноса, чью музыку мы слышим в той, или иной части Земли. И нормы культуры со временем все-таки меняются, как соответственно меняются и музыкальные нормы, которые, вообще говоря, очень похожи на привал на бесконечном пути к Истине.

II. Пустота и музыка сфер.

Деревянный музыкальный инструмент – флейта. Если говорить упрощенно, то в состоянии “покоя” это просто полая деревянная трубка с некоторым количеством отверстий. То есть пустота, пустая колба. Но! В колбе после “вмешательства”, если можно так сказать, Поля Смысла, может зародиться новая Вселенная, а флейта, после человеческого “вмешательства” может стать Музыкой. Как похожи два этих примера! Путь создания музыки это, скорее всего Путь последовательного собирания. Он собирает воедино глубокомысленный разговор и птичий щебет, доводит до полного слияния природного и культурного, фактов и артефактов.
Пустота флейты и пустота космоса едины. Любые предметы хранят в себе музыку, поскольку человек “играет” практически на всем – перечислять не стоит. Но, что заставляет человека играть практически на всем?.. Знаю. Человек всегда хочет выразить гораздо больше, чем может сказать…

Красивую аллегорию приводит даосский мудрец Чжуан-цзы, в которой бытие мира уподобляется звучанию флейты и даже, точнее говоря, трех разных флейт: “флейты человека”, “флейты Земли”, чье могучее пение складывается из всех голосов природы, и, наконец, “флейты  Неба” – неслышной, небесной музыки мировой гармонии, благодаря которой все вещи могут петь так, как им поется. Эта удивительная метафора сообщает о видении мира, как пространства живого взаимодействия сил. Флейты Человека и Земли, Марса и Сатурна, Галактик, Газовых туманностей и т. д.  отзываются эхом на звуки “флейты Неба” и наоборот.
Очень красиво.

Что-то подобное предполагал и Пифагор, предложив свою теорию “музыки сфер” или “гармонии сфер”. Это античное эстетико-космологичное учение, просуществовавшее до нового времени утверждает, что космос – ряд небесных тел (Солнце, Земля, Луна, планеты, звезды), или иначе, сферы при вращении издают свой музыкальный звук. Расстояния между сферами и издаваемые ими звуки соответствуют гармоническим музыкальным интервалам. Опять-таки красиво и интересно, если учесть, что семь основных нот (до, ре, ми, фа, соль, ля, си) и пять диезов дадут в сумме двенадцать и в Солнечной системе тоже двенадцать крупных объектов (Солнце, Меркурий, Венера, Земля, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун, Плутон, комета Галлея и комета Энке).
Поразительно, сколько людей пыталось понять и объяснить, что такое Музыка. Но, может быть не стоит понимать и объяснять, а нужно всего — лишь чувствовать и  слышать, создавать и слушать “волшебные звуки Музыки”.

III. Цвет, звук, моделирование.

Музыка, музыкальные интонации и инструменты удивительным образом связаны с природными условиями и возможностями той или иной ойкумены. Знаю не понаслышке, что в пустыне негромкий звук, почти шелест, двухструнного деревянного инструмента очень гармоничен, как будто  и он тоже часть ландшафта. Многоголосая фуга здесь была бы абсолютно не уместна. Равно, как и наоборот, средневековый готический город сам по себе могучая полифония. Вообще, в области музыки разные народы демонстрируют и различные исполнительские подходы. Европейская музыка – это многоголосье, не симметричная ритмика, естественное использование полутонов. Хотя о европейской музыке нельзя говорить, как о чем-то едином. К примеру, на испанскую музыку, на мой взгляд, оказала немалое влияние музыка арабская. В музыке балканских народов слышны интонации османо-турецкой музыки. В славянских музыкальных традициях чувствуются культурные влияния церковного, многоголосового хорового пения. И так далее. Евразийская музыка строится на так называемом бесполутонно-пятитоновом (иначе, индокитайском) звукоряде. Это мажорный звукоряд с пропуском четвертой и седьмой ступеней: например, если в мелодии встречаются тоны  До, Ре, и Ми, то в ней могут встречаться еще только Соль и Ля, но ни Фа, ни Фа-диез, ни Си, ни Си-бемоль встречаться не могут. Ходы на полтона не допускаются совершенно. Хоровые песни поются в унисон, многоголосие неизвестно. Хотя мой “материковый” подход к музыкальным традициям очень упрощен. Музыкальная палитра различных культур гораздо более пестрая.

В старину многочисленные акыны, гусляры и трубадуры передавали песни благодарным ученикам и просто любопытствующим устно. Но пришло время, и появилась необходимость музыку записывать, так сказать “фиксировать”. До того, как были придуманы ноты, в европейской музыке использовались особые знаки — невмы.  А современная музыкальная нотация восходит к трудам Гвидо д’Ареццо первой половины XI века, который начал записывать ноты на четырёхлинейном нотном стане. Впоследствии система дорабатывалась (добавилась пятая линейка, изменился внешний вид нот и появились ключи и т. д.), и в современном виде она существует с XVII века. Около 1700 года немецкий ученый и музыкант Андреас Веркмейстер предложил логарифмически равномерную двенадцатитоновую музыкальную шкалу и изготовил первое фортепиано, настроенное в соответствии с ней. А звуковым эталоном для всех музыкальных инструментов стала нота Ля, частота звуковой волны которой 440 Герц. Что касается названия нот, то система наименований обязана своим появлением гимну святому Иоанну. За названия первых шести нот взяты первые слоги строк гимна, который пелся в восходящей октаве:

UT …..queant laxis

RE….. sonare fibris

Mi….. ra gestorum

FA…..muli    tuorum,

SOL…ve polluti

LA…..bii reatum,

S…… ancte I….oannes.

Названия шести нот ввёл Гвидо д’Ареццо (нота «до» у него называлась «ут»). В дальнейшем «ут» был заменён на «до» (Дж. Дони, около 1540 года) и добавлена нота «си» (сокращение от «Sancte Ioannes»; Х. Вальрант, около 1574 года). В США и Венгрии нота «си» переименована в «ти», чтобы не путать её с нотой C («си») в латинской нотации, где она обозначает ноту до, так как существует еще и другая распространённая система обозначения нот — латинская: ноты от До до Си обозначаются буквами латинского алфавита C, D, E, F, G, A, H. Этой схемой, практически без изменений, мы пользуемся и по сегодняшний день.
Существует, как мне кажется, еще одна интересная аналогия. Если белый свет разложить на спектр цветов, то получим следующие цвета: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый. Семь цветов и основных нот тоже семь! Имеет смысл присвоить каждому цвету соответствующую ноту по восходящему тону? А, почему бы нет.  Тогда получим:

До         Ре         Ми         Фа        Соль        Ля         Си

И теперь, имея в активе ноту-цвет можно вполне заняться моделированием музыки. Вот очень простой пример:
Сначала в 3D Studio Max создадим анимированный background, взяв за основу любую из примитивных форм – plane или sphere, к примеру. Установив в счетчике кадров 175 фреймов (семь нот, семь цветов умноженные на 25, то есть по секунде на ноту-цвет). Включаем Auto Key. На нулевом кадре присвоим выбранной форме красный цвет, или какую-либо текстуру, фиксируя нулевой и двадцать пятый ключ анимации. На пятидесятом кадре присваиваем форме оранжевый цвет, фиксируя соответственно этот кадр. Ну, и так далее, до фиолетового цвета учитывая, что в качестве аудио ряда мы возьмем простую гаму целых нот от До до Си. “Отреендерив” анимацию получим желаемый background. Если использовать модификаторы, изменяя произвольным образом форму, то можем получить очень даже интересный фон – от классики до футуризма.
Далее, в пакете Poser импортируем background (он уже анимирован) и создаем модель человека (любого, который понравится). Импортируем sound, выставив в окне счетчика кадров цифру 175. Подбираем к модели какую-либо текстуру, и через каждые 25 кадров присваиваем ей одну из танцевальных поз, которые так богато представлены в библиотеке пакета Poser. Дальше реендер в любом выбранном режиме и мы получаем анимированную музыку, правда, очень простую. Но это всего лишь пример, который поможет “оживить” любой звуковой ряд. На этом все. В следующий раз поговорим об алфавитах и каллиграфии.

 

Вам понравится